World of Vartais

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Vartais » Принятые анкеты » Особо безопасен. Второй старейшина Пархина.


Особо безопасен. Второй старейшина Пархина.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя и Фамилия/Прозвище
Dutre’shai Tirst | Датре’шай Тирст - что в переводе с языка энергии значит «Защищать покуда жив»
В угоду значению Отец пренебрёг простотой и удобством имени, что повело за собой великое множество сокращений, искажений и всевозможных прозвищ, щедро рождённых братской фантазией. В их число входили:  Dutresh, Trest, Reshait, Duhai и прочая ересь порой доходящая до совсем кратких: Shai, Shit, Tir. Окончательно потерявшись в производных собственного имени, шаи-на обратился к ближайшему своему сородичу. Так благодаря Касу родилось имя Reshtis(Рештис), под которым и доселе известен второй старейшина.

2. Раса, пол
Шаи-на, мужской

3. Возраст и дата рождения
7337 лет. Только обретшие плоть тени не имели и малейшего понятия о календаре, потому дата "рождения" восьмого обозначена им условно и отнесена к 27-му дню месяца Орнификар 606-ого года.
Как и бессмертные его собратья Рештис по созданию изменил образ едва ли, тысячелетия подряд физически оставаясь  в возрасте 30-ти лет.

4. Должность
Второй старейшина Пархина

5. Место проживания
Пархин

6. Способности
Сенсор - 6
Ментальный блок - 5
Язык энергии - 3
Псионика страха - 3

7. Внешность
В воображении многих укоренился определённый образ бессмертных, в особенности перворожденных. С какой-то стати взяла толпа, что тем должно быть могущественными, переполненными мудростью и гордыней существами. Величественные и медлительные, они избалованы временем и чужды суете, живут в уединении, где думают свои непосильные смертным думы. Этот образ обычно дополняется неизменно длинными волосами как неким сакральным символом силы, мертвенно бледной кожей, что ассоциативно приближает их к эфемерным духам, и тяжёлым, безразличным к тяготам и радостям жизни взглядом. И если к Ваахалу, первейшему шаи-на, мерки эти за некоторыми коррективами применимы, то в случае Рештиса народный фольклор угадал разве что с цветом кожи, да и тот наверняка бы приобрёл тёмно-бронзовый оттенок, не будь мужчина созданием Орнификара.
Итак, каким в действительности является один из первосуществ?
И беглого взгляда на старейшину достаточно, чтобы понять – не для мирной жизни тот был создан. Полный энергией и решимости, он подобен Дест’хтани – столь же грациозен как и опасен. В резких, на вид импульсивных, движениях кроется наработанная с опытом точность и выверенность, в расслабленных, казалось бы, произвольных позах, будто в боевых стойках – настороженность, готовность в любой момент отразить вражескую атаку или же, наоборот, самому кинуться на противника. Коего, будьте уверены, с большей вероятностью одолеет. При среднем росте в 177 см., крепком, атлетическом телосложении и гармонично развитой костно-мышечной системой, положил на лопатки не одного превосходящего по силе Ар’джаса-великана, одолел десятки лучших войнов-Тара, разил опаснейших тварей пустынь, вновь и вновь доказывая, что мастерство не в показной мощи.
Под давлением стиля жизни изменились и другие свойства: мягкие от природы черты лица, с течением времени по-хищному заострились;  жёсткие, сравни Турзуловому усу, волосы, ранее длинные и холёные, отстрижены; гладкая кожа огрубела, стала сухой; изящные кисти рук покрылись выступающими жилами, а длинные, гибкие пальцы обзавелись крепкими, опасными когтями.
Неизменными остались только глаза – светло-серые, чуть сощуренные, они незаинтересованным, ленивым, но от того не менее цепким взглядом скользят с одной поверхности на другую, моментально улавливая любые изменения, выхватывая самые мелкие детали.
Что касается одежды, здесь можно выделить несколько присущих всему гардеробу черт: несомненное удобство и практичность – ни богатые парадные наряды, ни грубые походные туники не должны стеснять движения или каким-либо образом влиять на боеспособность старейшины; надёжность ткани и крепость кроя – мало кому хочется попасть впросак перед гостями или в другого рода щекотливые ситуации; опрятность – как командующий городской стражей и армией Рештис обязан подавать пример юным войнам, своим видом приучая тех к аккуратности, собранности; преобладание спокойных, тёмных тонов – не несёт никакой сознательной причины, являясь скорее отпечатком происхождения.

8. Характер
Создавая детей своих, Орнификар в каждого заложил отличную ярко выраженную черту, и, если Ваахалу досталось умиротворение, любознательность – Мирту, а хитрость и дюжее свободолюбие – Касу, то восьмому своему сыну, рождённому средним и призванным олицетворять равновесие, бог присудил инстинкт защиты. Вначале то была забота о братьях и сестрах, после об их поселении и роде в целом. С возведением же Пархина в статус города и открытием его ворот представителям других рас охрана приобрела иное значение. Опасны стали не дикие звери пустынь, а сами жители города - опека сменилась надзором, забота - строгостью. Именно последней чертой и запомнился старейшина своим подопечным, олицетворяя образ неумолимого надзирателя, эдакого каменного изваяния.
Однако, как уже показано выше, люд склонен ошибаться, и если есть в Рештисе что-либо от камня, так то несгибаемость и твёрдая воля, порой граничащая со слепой упёртостью. Деятельный и энергичный, главнокомандующий не станет отсиживаться в богатых покоях, маясь бездельем или поддаваясь праздным идеям, ему привычней находится в гуще событий, будь то ежегодные празднования, фестивали или похоронные процессии сильных мира сего, он тенью следит за порядком в своём городе. И так же тенью его направляет, ведь, согласитесь, глупо полагать, что старейшина только и занимается тем, что исполняет обязанности рядового стражника. От природы наделённый некой деловой хитростью шаи-на за годы правления(благо время позволяет) создал огромную, охватывающую весь Пархин и части близлежащих земель сеть, коей ловче паука манипулирует, без вопросов устраняя любую даже самую малую брешь в системе, заржавевший в механизме винтик. Но не смотря на, казалось, благородные намерения, делает это порой чересчур кардинальными методами, из-за чего и заработал репутацию индивидуума непредсказуемого и жестокого. Последнее подкрепилось участием Тирста в боях Арены, где жители всех городов могли наглядно лицезреть совершенно неприличную радость, если не эйфорию, с коей почтенный старейшина шинкует противника. Ну, что ж, у каждого своя отрада, и не смертным судить о якобы "аморальных" интересах перворожденного, давно бы сошедшего с ума, не чувствуй тот пыл боя, а с ним и приближение смерти.
Основное кредо, а по совместительству секрет бесконечной и уже порядком осточертевшей жизни - "никому не доверяй". Единственное исключение из правил, которое, шаи-на уверен, рано или поздно его погубит, - чуть ли не слепая вера в своих собратьев.

9. Биография
Семь тысячелетий жизни - срок долгий, даже чересчур. Многое из минувших событий забыто, многое искажено уставшим сознанием, иное обязано держаться в тайне. Но и оставшиеся хроники займут не десяток и даже не сотню свитков, так что коротко о каждом тысячелетии:
606г. - Появление Шаи-На.
Детство, оно схоже у всех существ, не взирая на расу, пол или сословие. И хоть начало жизни у созданной уже взрослой и осознанной тени тяжело назвать обыденным, суть одна - постижение основ, открытие для себя совершенно незнакомого, чужого мира, его законов и порядков. На этом этапе Бог Смерти превратился в образцового отца: он научил своих созданий выживать, мыслить и, что наиболее весомо, самостоятельно изведывать. Именно жажда знаний владела тогда умами юных шаи-на, те с рвением впитывали слова Отца, внимали его урокам, но, увы, нет вечного источника. В какой-то момент пресытились собратья рассказами Орнификара, надоел им и монотонный вид пустынь. Многие тогда покинули родные земли в поисках свершений за пределами изведанного мира. Призванный поддерживать порядок, Рештис не мог последовать за уходящими, потому предпочёл делать то, что находилось в его силах - крепче сжимать инструменты, да призывать на помощь тени поплотнее, дабы встретил вернувшихся братьев город достойный перворожденных.

973г. Шаи-на выполнил негласное обещание – Пархин превратился в жемчужину пустыни, но как и всякое сокровище её необходимо было охранять. С радостью и честью Тирст принял пост старейшины и стража города, вместе с тем став обязательным участником всех, даже не относящихся к прямым его обязанностям событий. Бурное то было время: встреча первых караванов из Зеф’ луэна, налаживание торговых отношений и долгие споры на тему экономического развития, перспектив, направлений образования и культуры, привода в город магистров соседних земель, заключения политических договоров и многочисленное количество иного рода задач. У трехсотлетнего шаи-на порой голова шла кругом от всего объёма ответственности, под тяжестью которой тот начал постоянно сомневаться в правильности принятых решений, дошло до того, что старейшина по часу не мог определиться, что же ему съесть на обед. Всё бы кончилось весьма печально или даже трагично, не будь рядом верного друга. Тот - на удивление - сумел подобрать правильные слова, подбодрить потерявшегося и указал незаменимый инструмент вправления мозгов – охоту. Под лёгкой рукой Тирста погиб тогда не один десяток пустынных тварей, возможно, многих потомки так бы и не увидели, не подари Орнификар сыну XeDutrem, амулет против... неуязвимости, резко поубавивший аппетиты последнего.

Новое тысячелетие началось безрадостно, ознаменовавшись уходом из Пархина Селена. И если для иных расставание с другом явление неприятное, но переживаемое, для Рештиса, привыкшего к постоянному присутствию Каса, то было сродни природному катаклизму. Ну, не будем затрагивать тёмные дебри депрессии и скуки, сразу перейдя к найденному из них выходу - созданию семьи(а что всё закономерно, компания ушла, холостяком быть уже не интересно). Предсказуемо избранницей стала "сестра", вскоре родившая дочь. Новорожденной дали претенциозное имя Калия (Kali'ya), соответственно ему и растили девочку в беззаботной гармонии, радости, всячески балуя и оберегая от любых даже необходимых для становления личности препятствий. Вероятно, Тирст как истинный фанатик дисциплины нашёл бы иной подход, но выпавшие на время взросления дочери события, как строительство Академии, принятие в Совет представителей других рас, волнения по поводу дискриминации, переросшие в массовые убийства и многое другое, не оставляли старейшине ни сил, ни времени, да и, если на чистоту,  не воинское это дело, нянькой при ребёнке сидеть. Так что, как говорится, что выросло, то выросло, пусть даже особа взбалмошная и инфантильная.

Следующее событие, достойное упоминания – Великая Война городов. То было серьёзное и жесткое испытание силы и в первую очередь выносливости. Хоть армия Пархина, любовно взращенная Рештисом(вот, его истинное дитя!), не имела равных в искусстве владения оружием, так же не имела она и опыта настоящих битв, а военноначальники –их ведения. 132 года непрестанной вражды исправили данную оплошность, кровью и потерями въевшись в сознание казалось бы всех живших в то время. Даже заключенный на тысячелетие вперёд мир не мог облегчить потери. Но, как известно, после каждого кризиса следует подъём. Окончание войны ознаменовалось небывалым расцветом культуры, науки. Уставшие от кровопролития жители Пархина стремились найти исцеления в музыке, живописи, архитектуре. Бросив оружие, те жаждали созидания, возводя один за другим театры, храмы, галереи, всевозможные арки и сады. То было время одухотворения, идиллии… Увы, не разделял второй старейшина настроений толпы, здраво помня прописную истину «Хочешь мира, готовься к войне». Тот взвешивал, анализировал каждый зафиксированный хрониками день сражений, вычленяя ошибки, вместе с ближайшим окружением корректируя и дополняя учебники по ведению боя, изменяя систему подготовки. Годы вражды ясно дали понять, что идеально справляющаяся с оружием армия оказалась бессильна перед опытом и мощью магистров и учеников Академии Иххтера, ровно как и сам главнокомандующий. Излишний патриотизм и отдача всех сил городу сыграли с Рештисом злую шутку – в свои тысяча четыреста лет, он не знал и основ языка энергии. Несомненно, шаи-на был непревзойдённым воином, управлял потоками ветра и тенями, но то не могло помочь против огненных стен или защитных заклинаний. Годы идиллии Тирст не стал тратить понапрасну, и хоть то потребовало неимоверного самообладания и пожертвование гордости, старейшина подобно ещё зелёному ученику пересёк порог Академии, где до начала четвёртого тысячелетия помимо управления энергией изучал алхимию и искусство создания артефактов.

3207г. Заключение Орнификара ровно как и несправедливость Кхатсалы потрясли всех шаи-на. Много опрометчивых поступков совершил тогда народ тени. Даже до пустыни дошли слухи о помутнении рассудка у Селена, состоянии Верховного Жреца и иных повсеместных буйствах. Сам же старейшина, опасаясь своих настроений, на пять долгих лет покинул Пархин, оставив борозды правления в руках второго своего отпрыска, появившегося от союза с женщиной племени Ар’джасов.
Столь желанной отдушиной, как и ранее, послужила охота. Правда, если для давлеемого яростью Тирста то была просто травля, иные могли определить её как тотальное уничтожение всего сущего. То-то было истинное наслаждение жизнью, когда впервые за долгие годы, не приходилось решать задач первостепенной важности или принуждать себя участием в официальных мероприятиях, когда единственный судья - твой противник, а наставник - инстинкты. Только в крови страшнейших хищников сердце Тирста смягчилось, и обновлённый тот смог вернуться на родину.

Шестое тысячелетие запомнилось двумя одновременными ударами в спину.
Первый, предсказуемо, был нанесён выросшей дочерью, которая не взирая на демографические проблемы своей расы, связала свою судьбу с чужаком. И ладно то был бы Ар'джас или Тар, но мягкотелого, несостоятельного Намишай Тирст по априори принять не мог. Как дети Йишэнь миражи в понимании мужчины навсегда остались созданиями двойственными и лживыми и уж тем более недостойными любви его чада. Уверенный в том отец вызвал "зятя" на дуэль, дав тому справедливый выбор: либо смерть, либо бегство. Рештис до сих пор дивится, как парниша осмелился прийти в назначенный срок - видно, духом малец всё же был силён, но даже вящая храбрость не могла его спасти. Калия так и не простила отца, на зло родив от шаи-на мальчика и тут же, не дав увидеть внука, уехав в Иххтер.
Второй удар был нанесён близким братом. Тот не только предал, как казалось тогда Рештису, их общие идеалы и дело всей его жизни, в лицо смеясь всем писанным законам, так ещё и навлёк на город заразу, распространяющуюся пуще венерической. Бельмом на глазу цвела преступность, восславляя все виды пороков. Взяточничество, шпионаж, воровство достигли не бывалых высот, день и ночь не давая старейшине продохнуть. В результате под угрозой восстания, Тирст принял единственное верное решение - не можешь бороться, поверни себе во благо. Так был заключен договор, согласно которому Гильдия обязывалась действовать сообразно интересам Пархина в обмен на неприкосновенность(или по крайней мере некую её степень). И если баланс хоть немного, но был восстановлен, ни один договор и даже полное разрушение Гильдии не в состоянии было восполнить преданного доверия.

7943г. Боги исчезли. А что предвещает их отсутствие? Дети остались без присмотра и за игрушки готовы разорвать друг друга на куски. Именно последнее в большей степени и тревожит второго старейшину. Ведь, если с разродившейся паникой и суевериями возможно справиться, приближение войны - серьёзная угроза.

10. Инвентарь
АртефактыXeDutrem
Животные – спутник - Dest`htani
Оружие – лёгкий, идеально сбалансированный палаш(выкован из тёмных прочных металлов, имеет прямой, в метр длину клинок с двусторонней заточкой и сложный эфес, украшенный искусной гардой в виде когтистой вороновой лапы), дополняет его кинжал(выполнен из аналогичных металлов, обоюдно заострён, слегка изогнут, длина клинка 40 см.); самодельный нож из Турзуловского зуба; реже лук(высота в полтора метра, плечи слегка изогнуты, оснащены металлическими вставками, основа - тисовая, рукоять, ровно как и грифы для укрепления шёлковой тетивы - роговые; основные качества - скорость и дальнобойность), сопровождающийся хитиновым колчаном вместительностью в 30 стрел, в коем соседствуют простые, охотничьи стрелы(бамбуковое древко, наконечники - стальные, листовидные, оперение яркое из маховых перьев Хамой-рсат) и бронебойные(из прямослойной древесины, со спиральным оперением, оснащены шиловидными металлическими наконечниками; при отпускании благодаря наложенному заклинанию металл моментально нагревается до высоких температур, не теряя своей прочности, что позволяет буквально плавить броню в точке попадания, при этом действие грифа заканчивается и более не ограниченная энергия выходит наружу, разрывая наконечник).

11. Дополнительно
всё оговорено

12. Даете ли вы разрешение на использования вашего персонажа после вашего ухода?
Да

13. Связь с Вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


14. Как Вы нашли нашу ролевую?
RPG-Top

Отредактировано Reshtis (2012-09-18 14:04:09)

+2

2

Уровни на способности выданы.

http://s1.uploads.ru/i/6/u/Q/6uQnZ.png
Попрошу проследовать сюда для заполнения полей профиля. Приятной игры!

0


Вы здесь » World of Vartais » Принятые анкеты » Особо безопасен. Второй старейшина Пархина.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC