World of Vartais

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Vartais » Иххтер » Улицы города


Улицы города

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://s1.uploads.ru/i/AqEj0.jpg

0

2

Бледная кожа рук никак не реагировала на летнее солнце. И ветра не было.  Ваалах остановился на мостовой города и поднял лицо к небу.  Солнечный луч скользнул по  щеке, пробежал по кончику носа и резко  ударил по глазам, чтобы через мгновение ускользнуть дальше. Верховный жрец бога смерти  и войны откровенно наслаждался свободой. Нет, его, конечно, несколько смущали все эти люди, шныряющие взад-вперед по улице, пытающиеся что-то купить или продать. Но не настолько уж и сильно. С зимой это было несравнимо, это уж точно.
Одежда богатого горожанина позволяла не привлекать к себе особого внимания. Особенно, если учесть количество паломников, приходящих к порогу храма зимой.  За тысячелетия жизни в мире, где почти все смертно, Ваалах понял одну очень важную для него вещь. Вся картина, сидящего на троне жреца бога смерти и состоит как раз из золотого трона, благородных одежд и украшений, пестрящих каменьями и жемчугом.  Сними их, и ты простой представитель своего народа. Чем Верховный и пользовался. Он извлек из складок одежды зеленое яблоко, чуть тронутое красным оттенком спелости на одном из бочков. Его блестящая кожура тоже отразила солнечный блик,  и жрец приподнял его выше на ладони, приблизительно на уровень плеча, чтобы насладится  блеском яблочной кожуры.  Его природный интерес ко всем вновь играл с ним злую шутку, сам Ваалах понимал, что выглядит  чуть комично в таком положении, рассматривая с пристрастием плод. Но совладать с собой он не мог. Или не желал, все же по привычке старя себя выше окружающих, не позволяя стать с ними вровень.
Взгляд  оторвался от созерцания плода, устремившись дальше по улице, туда, где раздавались звуки музыки и смех. Труппа каких-то артистов или циркачей собрала вокруг себя кольцо народу, желая подзаработать, видимо. Ваалах на мгновение задержал взгляд на фигуре танцовщицы с седыми или белыми волосами, отсюда было слабо видно, она мелькала среди зевак или прохожих,  и вновь посмотрел на неподвижно лежащий  плод  у себя на ладони. Ноготь указательного пальца быстро скользнул по корке, вспарывая ее. Яблоко при этом так и осталось неподвижным. Верховный опустил руку вниз, разжимая пальцы. Плод скатился по мостовой, сделав несколько прыжков-оборотов по брусчатке. Еще до того как оно остановилось, Ваалах начал идти к собравшейся толпе, чтобы посмотреть на танец и насладится незнакомой мелодией. Он на ходу прикоснулся языком к указательному пальцу, слизывая яблочный сок…

+2

3

Начало игры

Не сказать, чтобы Шэн была рада встретить Кана, но, видимо, на то была воля богов, которые, кстати, так не вовремя решили уйти в отпуск. Девушке их отсутствия хватило по горло. В лице достаточно близкой подруги, родившей мертвого младенца и тронувшейся умом по этому поводу. А ведь кроме нее как-то некого и вспомнить. Грустно даже... А сколько их, таких несчастных, брошенных богами. Безответственно, в высшей степени безответственно вот так вот все бросать. Хоть бы записку оставили - будем тогда-то, не волнуйтесь. Раздраженно думала девушка. Не то что бы она была слишком набожной и сильно страдала от отсутствия сильных мира сего. Скорее ее раздражала их безответственность. И даже если они не сами, а кто-то их похитил. То это все равно в ВЫСШЕЙ степени безответственно. Поэтому предложение Кана покататься пару недель с его балаганчиком она восприняла с радостью. А чего терять-то?

Ох... если бы она знала, чем обернется это путешествие. Нет, сальные шуточки жонглеров ее ни сколько не волновали. А вот отсутствие элементарной ванны и нормально приготовленной пищи удручало. А потом еще один из этих стал подкатывать. Так и хотелось сбежать ночью, но старина Кан обиделся бы, с него станется, с  этого старого пройдохи. Приходилось терпеть. А теперь еще и Иххтер... Не нравился этот город Шэн. Слишком мрачно, слишком людно... и слишком тоскливо. Она не могла объяснить почему, но Иххтер ассоциировался у нее именно с тоской, такой всепоглощающей и безраздельной, что хотелось выть волком. А еще лучше удавиться. Но последние мысли она гнала прочь, считая их все же великой глупостью. К Оринификару всегда успеешь заскочить на огонек, никого он не обидит, вниманием не обойдет. Вот уж ответственный бог! Один-разъединственный остался. Прелесть просто.

Поговорив перед въездом в город с Каном, девушка убедила старика, что пора бы ей уже самостоятельно путешествовать. Тот, скрипя сердцем, согласился, но все же потребовал с нее последний танец. Уж очень нравилось Кану смотреть на Шэн, а та, естественно не смогла отказать и сейчас скакала как горная коза, абсолютно не обращая внимания на происходящее вокруг. А зачем, если ты счастлив?

Увлекшись, она перешла из одного танца в другой, а Кан дал знак музыкантам не останавливаться - слишком много зевак собралось, неплохая прибыль будет. Хотя Кана больше заботили не деньги, не хотел он отпускать Шаэн. А девушка все кружилась, слепя народ блеском бижутерии, ярко переливающейся в солнечных лучах. Параллельно она изучала толпу,  это было что-то в духе привычки, игры. Вот этот, например, ничего не понимает в танцах, а другой хоть и понимает, но не видит смысла подавать артистам... и так далее, пока тело заходится в бешеной пляске. Шэн, может остановишься? А то потом... Но потом ее интересовало ровно в такой же степени, как и поход в гости к Оринификару. Для нее было здесь и сейчас.

Неожиданно она выхватила из толпы взгляд. Он был другим, но что в нем было иное, понять девушка не смогла. А времени разглядывать не было, и так задержалась на мгновение, сбиваясь с ритма. Решив не забивать себе голову, она вновь окунулась в музыку и танец. Раз-два, раз-два-три. Левой, правой, поворот... Мысленно отсчитывала она движения, уже высмотрев прореху в толпе, через которую можно было бы улизнуть, благо вещи она положила на видное место в самом начале выступления, чтобы легко было достать.

Отредактировано Shaen (2012-08-17 01:22:45)

+2

4

Танцовщица кружилась в такт музыки, пусть не самой утонченной, слышимой Ваалахом, но все же. Для сегодняшнего дня,  или столетия,  эти звуки вполне устраивали бессмертного. Но музыка это одно, совершенно другое это пластика тела, линии рук, бедер, изгиб шеи и плеч. Девушка поистине умело владела своим телом, демонстрируя его зрителям, побуждая воображение покидать реальность и устремляться в немыслимые  дали. Но даже мысленно покидать это мир жрец не спешил. Да, он не хуже и не лучше иных зевак сейчас стоял и рассматривал танцовщицу. Но по-своему, как привык. Это было необъяснимо, но ощутимо самому Верховному.
На мгновение их взгляды встретились,  зацепились. Казалось, что этот контакт должен быть продолжен, но был беспринципно разорван движениями танцовщицы. И сам Ваалах отвел взгляд. Он проследовал вдоль толпы, туда, где было меньше народу.  Толкотня, что началась вокруг, немного озадачила жреца. Он отвык находиться так близко к смертным, отчего становилось немного неприятно, не комфортно даже можно сказать.
Поэтому жрец обошел нескольких выпивших горожан и сделал небольшой полукруг, огибая кучки народу.  Здесь, где спины и плечи зевак были не так близки друг  к другу, и остановился Верховный, продолжая наблюдать за неумолимыми вращениями танцовщицы с седыми волосами.

Отредактировано Vaalah (2012-08-17 21:00:52)

+1

5

Что может быть лучше яркого танца? Правильно, эффектное его завершение. Интересно, кто это был. Слишком странный взгляд... Она улыбнулась какому-то зеваке, от чего тот покрылся румянцем под звонкий смех своих товарищей. Мда, вот так вот тоже бывает... какие они... невинные, что ли? Подумалось девушке, прежде чем она решила завершить это безумие. Прогнувшись назад, Шэн подхватила мандолину и сумку. Кажется, Кан попытался криком остановить, девушка не слушала. Она устала и мечтала поскорее найти какой-нибудь постоялый двор и снять там комнату. Оценив плотность толпы, Шэн пришла к выводу, что через нее без боя не пробьешься, слишком уж плотная. Даже там, где еще недавно было посвободнее. Разочарованно пробурчав себе под нос  какое-то ругательство, она ловко вскочила на скамейку музыкантов, а оттуда - на фургон. Правда, пришлось подтянуться на руках, но это ведь мелочи. Победно глянув оттуда на Кана, Шэн расправила крылья, подпрыгнула и стала парить в ранее выбранном направлении.

- Прости, дружище, я слишком устала от твоего общества. Будет воля богов - свидимся! - Прокричала девушка, опустившись на землю.

Крылья протестующе заныли, отвыкшие от таких нагрузок. Но было в этой боли что-то приятное. Так, надо ими заняться. А то совсем распустилась, скажи спасибо, что жирком не покрылась. И вообще, тебе говорили, что их размер позволит летать, главное потренироваться. Только что-то слабо верится. Она кинулась бежать прочь, но на кого-то наткнулась.

- Извините... - Пробормотала она, не поднимая глаз, и продолжила свой путь.

+1

6

К своему глубокому сожалению жрец позволил себе расслабиться, допустил то, чего уже дано не делал – потерял бдительность. Нет, нельзя сказать, чтобы в храме ему что-то угрожало,  и он должен был находиться в его пределах в постоянной готовности защищать свою жизнь. Просто, признаться честно, он не умел быть просто существом. Или забыл, как это…
Расплатой за такую потерю бдительности стало то, что танцовщица, закончив свою демонстрацию, попыталась избежать внимания собравшегося народа банальным бегством. И так неудачно в этот момент зацепила краем то ли одежды, то ли крыла фигуру Верховного.
Все его сознание сжалось в клубок. Тело среагировало мгновенно, но мозг позволил форме остаться незыблемой, чувствую, что угрозы здоровью никакой нет.  Тем не менее, когда девушка сказала лишь скромное  «извините», а не пала ниц в просьбах и мольбах, первосущество почувствовало накатившую агрессию, что стремилась выплеснуться на вех окружающих. Кто-то из толпы жадно хихикнул, пытаясь пошутить, но наткнулся на бездонные черные глаза жреца смерти и инстинктивно заткнулся, подавившись собственным воздухом у себя в горле.
А та, что посмела прикоснуться к нему уже шла по улице, отдаляясь от места своего «преступления».  Неожиданно ярость покинула разум Ваалаха, не оставив и следа в сознании его. Он развернулся, пристукнув каблуками по мостовой и устремился за седовласой танцовщицей, так не кстати прервавшей свое выступление.
Его шаги были неспешны и четки. Еще мгновение назад, пытаясь скрыть свою фигуру или свое сходство с Верховным жрецом, он чуть сутулился, старался не выделяться. Но сейчас, как сотни лет до этого, он выпрямился, уверенно и гордо шел за ней. Шел так, будто ничего в этом мире не существует кроме жреца бога смерти, все чуждое и тленное, а важно лишь то, что он избрал свой путь и следует ему, не отклоняясь ни на шаг в сторону.
- Остановись, смертная. – не терпящим возражения, но спокойным тоном проговорил жрец. Хотя, его голос был больше похож на шелест листвы на столетнем древе.

Отредактировано Vaalah (2012-08-17 22:48:16)

+1

7

От бега развевались волосы и весело позвякивали друг о друга серебряные колечки в ухе. Она уже грезила теплой и чистой постелью, как вдруг ее нагнал окрик:

- Остановись, смертная.

Остановилась, но не сразу. Пока бежала по инерции, думала. И кто мог назвать меня смертной. Правильно, милая, лишь двое в этом мире. Боги, которые в отпуске, чтоб их турзур три раза переварил! А вторых пусть не три, а сразу семь раз переваривает! Недолюбливала она живых теней, считая их просто-напросто опасными. Вот вы в здравом уме будете лезть в клетку к турзуру? Вот этим самым хищником и были для нее Шаи-на. Третьего не дано. Но лучше уж первое, чем второе. Я даже Оринификару, пожалуй, буду рада больше, чем его деткам.

Когда же она наконец смогла остановиться и обернуться, с ее губ слетел стон разочарования. Окрикнувшая ее персона ну никак не походила на богов. Оставалось одно - занять выжидательную позицию, что она и сделала, брезгливо оперевшись спиной о стену.

- Ну и чего тебе надобно, старче? - С издевкой спросила девушка. Ну не было у нее сейчас желания разводить дипломатию.

Она стояла и из-под прикрытых век наблюдала за окликнувшим ее. Ну и сколько тебе лет, прелесть моя? Наверняка раз в десять больше, чем мне. Черный балахон, полная безвкусица, можно было что-то и поприличнее найти. Волосы, да, ухоженные, лови первую галочку. Хоть в чем-то ты хорош. А потом она посмотрела ему в глаза и тихонько вскрикнула. Не самое приятное зрелище. Боги, да сколько тебе лет-то, что в глазах такая скука, как у покойников... Испуганно подумала девушка, медленно пятясь назад. Новый незнакомец вызывал у нее панический страх, и чем дальше - тем больше. Хотелось оказаться как можно дальше отсюда.

+1

8

- Наглая девчонка. – вспыхнуло в уме жреца, но…
Увидев страх в глазах седовласой,  Ваалах понял, что его скрытность трещит по швам. Он даже остановился на мгновение, потом подошел ближе, желая сократить  расстояние между собой и девушкой. Та же, в свою очередь, продолжала мелкими шажками пятиться назад.
- Остановись. – повторил таким же голосом жрец. После чего опомнился и уже спокойно, совсем ровно и чуть тише добавил. – Я прошу тебя. Не знаю твоего имени. Но постой. Тебе показалось, что я могу тебя обидеть, не верь этому. Это все чепуха и мишура. – голос был подобен бархату, чуть даже нежный, быть может слишком, но никак не угрожающим.
Поменялся и взгляд. Он стал совершенно осознанным, буквально теплым. Казалось, что глаза верховного улыбаются вместе с ним. Ведь сейчас Ваалах именно улыбался, демонстрируя всем своим видом дружелюбие и открытость. Но улыбаться долго жрец не смог, глупо себя почувствовал, не к месту.
- Так и будем стоять? Ты шла куда-то. Я хотел бы проводить тебя. – задумался на мгновение. – Да, я этого хочу сейчас. – он указал открытой ладонью в ту сторону, куда до этого направлялась танцовщица. – Похоже, что мы и так привлекли слишком  пристальное внимание окружающих, чего бы мне очень не хотелось. Так что, идем? - Жрец запустил руку в складки одежд и достал оттуда зеленое яблоко, совсем не большое, но явно спелое.
- Не желаешь яблочко? – он еле заметно, только краешками губ улыбнулся.

0

9

Сердце билось в груди испуганной птицей. Что тут не так? Почему, зачем? Зачем он просит... ведь может просто приказать, и я исполню. Банальный инстинкт самосохранения. Почему я ничего не понимаю? Чем дальше, тем больше ей хотелось оказаться подальше от этого существа. И даже улыбка, показавшаяся на его губах, вызывала лишь отвращение, ничего больше. Ты плохо притворяешься. Слишком плохо, чтобы я тебе поверила, Шаи-на.

– Я прошу тебя. Не знаю твоего имени. Но постой.

- И никогда не узнаешь! Пусть ты и дитя богов, но имя мое знать ты не достоин! - Со злостью выкрикнула девушка. Пожалуй, слишком громко, потому что прохожие стали оборачиваться. Но это был просто страх, панический, безудержный страх.

Тебе показалось, что я могу тебя обидеть, не верь этому. Это все чепуха и мишура, - елейным голосом говорило существо. От этого на душе становилось еще хуже. Нет, конечно, Шэн знала, что бывают счастливые исключение, но в возможность встречи с ним поверить была не готова. В ее сознании все тени были лживыми, скользкими убийцами. Ни больше и не меньше, - Так и будем стоять? Ты шла куда-то. Я хотел бы проводить тебя. Да, я этого хочу сейчас.

- Ну да, он хочет, - зло прошипела девушка, -А что я хочу, конечно же, никого не интересует. А может я просто погулять вышла, просто так, никуда не направляясь, а? -Агрессия так и сочилась, но защитить себя по-другому Шэн сейчас не могла. А в следующее мгновение она окончательно распрощалась с жизнью - Шаи-на полез в складки одежды. Ну точно сейчас прикончит, поминай как звали. Но нет, в его руке зазеленело яблоко. Такое сочное и спелое на вид, что желудок прямо-таки закричал, что его надо срочно съесть. -Отравлено небось, да?

0

10

- Я не люблю читать мысли смертных. Они, чаще всего, сами говорят мне о том, что их волнует… Верховный сделал паузу, опустив взгляд на свою руку, оторвавшись от созерцания лица танцовщицы.  На раскрытой ладони все еще лежало предложенное девушке яблоко. Ваалах мгновенно сжал пальцы,  и когти вонзились в плоть зеленого плода. Хруст. Яблоко развалилось в ладони  на множество неровных, рваных кусков, которые упали на мостовую. По тонким белым пальцам потек сладковатый сок. На кончиках пальцев чуть стало липко, неприятно, отчего жрец дернул рукой, непроизвольно, стряхивая жидкость с ладони. Интерес и что-то еще пропало в глазах первосущества. Жрец сейчас смотрел абсолютно мимо говорящей с ним, даже, скорее, сквозь нее.
- Не хочешь принять  яблоко, пусть будет так. – сказав эти слова Ваалах развернулся к седовласой спиной.  Его прямая удаляющаяся фигура показала то, что аудиенция окончена. И закончил ее именно  он. – Ты смешная. – неожиданно жрец остановился. – Но не глупая. Ты узнала, кто я. Но не хватило ума принять дар. Странно и абсурдно. Смелость, чтобы сказать такое, но ее не хватило, чтобы сделать что-либо.– пауза. – Я буду просить, чтобы в тот момент, когда придет твоя зима ты ничего не почувствовала, танцовщица… - И он продолжил неспешную ходьбу, удаляясь от собеседницы.

+1

11

- Я не люблю читать мысли смертных. Они, чаще всего, сами говорят мне о том, что их волнует…

- Ишь ты подишь ты! Какие мы все из себя, прям праведные. Мне что теперь, в ножки упасть и кричать "О великий, спасибо, что не полез в мою голову"? Да пошел ты! Ты и весь твой пафос. К Орнификару, чай с пирогами пить!

Стоило незнакомцу повернуться к ней спиной, как на лице девушки засияла довольная улыбка. Вот и славно, ты своей дорогой - я своей, пока еще не переплелись намертво. Врагу не пожелаешь такого спутника, как ты. Довольно хмыкнув, она небрежно дернула крыльями, сбрасывая с них усталость и зашагала в противоположном направлении, напевая себе под нос что-то грустное и тоскливое. А что еще могла петь девушка, сама, по собственной воле, если хотелось просто завыть. Не любила она города, в них было слишком тоскливо.

Выловив первого попавшегося прохожего, она узнала дорогу к трактиру. Путь был неблизкий, что, однако, порадовало девушку. Она могла успокоиться и придти к месту назначения уже бодрой и готовой торговаться. Нет, ну каков наглец, а? Самомнения больше даже, чем у меня. Вот за что боги свели меня с ним, в кошмарах же теперь сниться будет.

Окончательно придя в себя, девушка оказалась перед дверью вышеназванного заведения. Брезгливо пнув ее ногой, она вошла внутрь. Нет, ну а вы бы стали браться рукой за откровенно грязную ручку?

Отредактировано Shaen (2012-08-18 00:57:40)

0

12

Несколько шагов пройдено по  грязной, затоптанной мостовой, с ее гладкими от сотен ног и множества лет камнями. В какой-то момент нога жреца сделал неудобный вираж, проклятая богами колдобина, Ваалах чуть было не подвернул себе ногу, или не упал, на крайний случай. Стало немного странно и неприятно. Верховный даже совсем по звериному фыркнул, выражая свое недовольство.  Сегодня явно не тот день, который был нужен Ваалаху. Уж больнее неприятного или ненужного, бестолкового и глупого произошло.
- И нужно эту череду происшествий  продолжить. – пробормотал сам себе под нос жрец, явно не намереваясь еще возвращаться в храм, ибо скука накинется диким зверем, заперев в комнате с книгами. Не то, чтобы Ваалах был особо против книг, но сейчас ему хотелось иного.
Он сделал шаг вперед,  и тело жреца просто растворилось в темном дыме, осевшем на мостовой черным туманом, а еще через мгновение и его след окончательно простыл. А сам жрец смерти и разорения шагнул в цент немного грязной, но достаточно чистой не слишком вонючей таверны.
- Кто здесь старший? – сделал паузу, находящиеся в таверне еще не успели прийти в себя. – Вино, запеченную птицу, зелень. Все в чистую посуду. На несколько персон. А я… - жрец осмотрелся вокруг. – Я буду вот здесь. – Он ткнул пальцем на стол, стоящий в самом темном углу.
Еще и не прошло получаса, как таверна окончательно опустела. Сам Ваалах спокойно сидел за выбранным им же самим столом и просто смотрел в пространство, пока перед ним не оказалось все, что он заказал и даже большее. Медная посуда, в этом заведении ожидать серебра или золота было просто глупо. Тем более  что кубки и тарели были разной формы, объема. То есть никак не походили из единого сервиза.
Ваалах отщипнул кусочек мяса с гусиной грудинки, по пальцам потек горячий, но приятный сок птицы. От ее плоти оторвался пар и приятно защекотал ноздри. Служанка так и застыла с кувшином в руках подле стола, не находя вначале мета, куда поставить этот самый кувшин, а через мгновение просто растерялась, уставившись на гостя.  Жрец же понял происходящее по своему и просто ткнул пальцем в кубок, намекая на то, что пора бы его наполнить. Что служанка незамедлительно и сделал, предварительно вздрогнув всем телом.
Дверь скрипнула и на пороге появилась недавняя незнакомка-танцовщица. Ваалах лишь приподнял бровь, узрев ее, но решил, все же,  дать еще один шанс смертной и заговорил.
- Ты долго шла до этого места. А ведь уже все на столе. Садись, смертная…

0

13

Сказать, что она ожидала большего, значит набрать в рот воды минимум часов на пять. А может и больше, а может и вообще онеметь. Нет, а на что может рассчитывать менестрель, у которого в кармане пара медяков? Правильно, на то, что в таверне будет как минимум пара зевак, которым можно будет спеть и заработать хотя бы на похлебку. Но не тут-то было - таверна была пуста. Печально вздохнув, Шэн решила уже покинуть сие негостеприимное (нет, ну а если бы было гостеприимное, то где же гости?) заведение. Ее остановил голос, до боли знакомый голос.

- Ты долго шла до этого места. А ведь уже все на столе. Садись, смертная…

Чтоб тебя Орнификар три раза переварил! Ну вот уж привязался! Резко повернувшись на пятках, она увидела все ту же знакомую фигуру в плаще. Мда, Шаи-На как всегда в своем репертуаре. Чего он привязался-то?

- Чего ты заладил, смертная, смертная? Тебя тоже можно к батюшке сослать. Конечно, не так просто, как меня. Но я же девочка, да? - Ей почему-то стало смешно. Смертная... фыркнула девушка. А сколько пафоса, а? А сам-то тоже смертный. Да и боги, поди, тоже помереть могут, надо только найти чем их убить. Делов-то...

Она хотела уже развернуться и демонстративно покинуть таверну, но живот предательски заурчал. Да чтоб тебя! Замолчи, предатель! Но противный орган и не думал униматься, добавив к весьма красноречивому урчанию еще и некую толику боли. Вздохнув, девушка села на краешек стула, пристально глядя на тень.

- Слушай, вот чего тебе от меня надо, а, бессмертный? Я ж тебя не трогала.

+1

14

- Ха. – жрец  даже хотел рассмеяться, но остановил этот порыв, допустил лишь возглас. – А как тебя еще называть, если ты младше пыли под ногами младших детей божественного  Орнификара? У тебя был шанс назвать свое имя, но ты его проигнорировала. – он пожал плечами, демонстрируя то, что не его вина в сложившейся ситуации. – Теперь ты хнычешь по этому поводу и пытаешься уколоть меня своими детскими издевками. А что касается вопроса о том, зачем мне это нужно, то я скажу так. Ты меня забавляешь. Поэтому я угощу тебя еще раз своим даром. На этот раз не яблоком, а полноценным обедом.
Жрец поднял взгляд на стоящую рядом служанку, она так и не отошла в сторону и не налила танцовщице вина.
- Ты можешь идти. Пусть зима будет к тебе благосклонна, дитя.– он махнул рукой. – Но оставь вино, теперь его налить сможет и эта голодная девушка. Так лучше? – он обратился к седовласой, уже забыв о работнице трактира.- Наливай себе вина и ешь, здесь все будет оплачено, если посчитаешь, что этого мало – можешь просить большее. Я привык к этому. Только делай это осторожно. Не стоить хамить тому, кто предлагает тебе помощь или кусок хлеба. Запомни это. Меня же можешь не называть совсем или же звать просто «Тень». Так будет удобнее тебе и привычней мне. Сегодня и сейчас я просто слабый отголосок и мираж себя реального.

0

15

Слишком странный. Ну да, а чего еще ждать от теней. Мы ведь для них как зверушки. Ну и пусть. Есть все-таки хочется... Ворчала про себя девушка, осторожно осматривая угощение. Вино ее абсолютно не интересовало. Не видела она в нем смысла, хоть многие и кричат, что в нем истина. Для Шэн истина крылась в совсем другой жидкости, в воде. Мда, а птичка недурна собой, пахнет вкусно. Ну даже если и отравить решил, так не гадостью. Она даже улыбнулась. Почему-то мысль об отравлении упорно не хотела покидать ее голову, хоть она и чувствовала, что подсыпать ей яду никто не собирается.

- Как называть? Да уж хотя бы девушка. Смертная, знаешь ли, и лягушка может быть, и корова. А называться все равно не буду, ведь забудешь сразу же. Кто я для тебя такая, игрушка, да? Вели принести воды, я не пью эту гадость.

Она даже картинно сморщила носик, выражая полное презрение к вину. Да, хорошими манерами тут и не пахло, так и не дворец ведь, чтобы манеры показывать. Отломив кусок от птицы, она положила его в рот и блаженно зажмурилась. То ли действительно так вкусно, то ли кто-то слишком голодный. Делайте ваши ставки, господа! Желание впиться в еду зубами было очень сильно, но Шэн продолжала есть медленно, наслаждаясь едой. Такова она была - наслаждалась каждым мгновением, будто больше их не будет. Может быть, она была даже права. Поделиться своими мыслями ей было не с кем, этот мир не подарил ей еще надежного спутника. А болтать с кем попало девушка не привыкла.

- Я не хамлю тем, кто мне действительно помогает... - Задумчиво проговорила девушка, отпивая глоток из принесенного кубка с водой, -Но уж прости, на благодетеля ты слабо похож. Напугал до смерти, а еще и доверия хочешь. А я тебе не верю, не верю я теням и все тут. Глупо, да? Да только хватит с меня... вот честное слово хватит... Чем мне заплатить за еду?

0

16

- Сама себе воды закажи. Раз ты сидишь со мной за одним столом, тебе подадут все, что есть в этой хибаре. – ровным голосом проговорил Ваалах. – И ты не игрушка. Я перестал уже давно играть судьбами и жизнями таких как ты. Единицами таких как ты. – поправил себя жрец. – Это… как бы тебе сказать? Скучно, что ли… Если уж и вести игру, то крупную, но к сегодняшнему дню это не имеет никакого отношения, ни малейшего. Так что, можешь за себя не беспокоится, по крайней мере, в моем обществе.
Жрец просто сидел и наблюдал, как девушка насыщается, сам же только изредка отщипывал двумя пальцами тонкие кусочки гуся или зелени. К фруктам даже не прикоснувшись.
- Заплатить мне? – жрец даже кусок мяса до рта не донес, так его удивил этот вопрос. – Неужели ты считаешь, что можешь что-либо предложить мне из того, чего у меня нет? Я не люблю повторяться. Но для тебя повторюсь. Ты смешная, немного странная. Мне этого хватает, чтобы обратить на тебя внимание. Но если для тебя этого недостаточно, то ты можешь… - он пробежался взглядом по девушке, окинув ее всю, по ее одежде и вещам, задержавшись цепким взглядом на музыкально инструменте. – Ты можешь рассчитаться песней, если конечно умеешь петь, а не носишь эту вещь для защиты от бродячих собак или карманников. – Ваалах искренне улыбнулся, ибо сложившаяся ситуация его искренне забавляла.

0

17

Выпив последний глоток воды, девушка встала, прислонившись спиной к одной из балок. Поставив под ногу табурет, она бережно провела пальцами по струнам мандолины. Что, красавица, споем ему? А почему бы и нет? Она медленно крутила колки, подстраивая струны. Это выглядело даже смешно, так тщательно она это делала: подкрутит, дернет за струну, а потом долго слушает, медленно вращая колок. Прошло не меньше пятнадцати минут, прежде чем она довольно кивнула, настроив инструмент. Те, кто ее знал дольше, покачали бы головой: мало для кого она так старалась, обычно вообще не настраивала Дару, так девушка звала мандолину.

Она обвела скучающим взглядом скудное убранство таверны. Нет, не здесь ты должна быть... Совсем не здесь, а может быть даже не в этом времени, а много раньше, или много позже. Кто знает, но история не терпит сослагательных наклонений, поэтому есть только здесь и сейчас. Поэтому надо наслаждаться. Она улыбнулась тени, а потом снова ушла в себя. Так сложно выбрать, чем играть. Кость, дерево или металл. Был еще четвертый вариант - собственные ногти, но шаи-на все же не был ей близок настолько, чтобы тратить их на него. Не так уж быстро растут ноготки, зато очень быстро истираются струнами. Ее выбор пал на костяной медиатор, его звук был мягкий, чуть напевный. Она закинула волосы за уши и уселась поудобнее. Благо ширина колонны позволяла ей разместиться аккурат между крыльями, не надавливая на них. Все же слишком нежными были эти крылья, слишком нежными и не приспособленными для полета. На мгновение на ее лице появилась тень грусти, небо все же манило ее, но Шэн старалась не думать о том, что никогда не будет доступно. Она замерла на мгновение, а потом запела:

- Я расскажу тебе, как плавит огонь серебро,
Как плачет дождем с небес душа над ярким костром,
Как сердце бьется звездой, лишь имя - безмолвный крик,
Что станет новой бедой, и путь на тысячу лиг...

Как трудно это понять, но ты опять опоздал,
Огня теперь не унять, он снова меж нами стал.
Как близко твая душа, я знаю, что ты придешь,
По горьким листьям шурша, слезами падает дождь.

Послушай, не рвись в огонь! Ты мне не сможешь помочь.
На зов протянув ладонь, глаза мне закроет ночь,
Смотри: дорога клинком из утра в полночь легла,
И я по ней босиком в другую сказку ушла...

Закончив, она еще несколько раз ударила медиатором по струнам, а потом замерла неподвижно, пытаясь уловить улетающие звуки песни.

+1

18

Жрец вытер о кусок тряпицы испачканные жиром пальцы и откинулся на спинку стула, сложив руки на груди. Есть совершенно не хотелось, он больше утолял желание не голода, а памяти. Простая пища, не та, что готовится искусными поварами, преподносимая на золотых блюдах, а простая, вкушаемая смертными каждый день. Но раздумывать о еде не очень то и хотелось. Верховный увлекся пением и просто наслаждался силой и мелодичностью голоса. Он даже глаза прикрыл.
Когда же девушка закончила свое выступление, Ваалах открыл глаза и улыбнулся. Как-то уж совсем загадочно, туманно так. И лишь потом заговорил.
- Должен сообщить, что ты освоила не только мастерство управление своим телом в танце, но и своим голосом. Он приятен, что не может не радовать сердце. Даже такое темное, как мое. – он поднял кубок с вином и отсалютовал певице. – Что же, я пью за твой голос. Пусть боги, если у них будут на это силы, помогут тебе сохранить его, а главное подаруют достойных слушателей и ценителей. – промолвив тост, Ваалах осушил кубок вина.

0

19

Она очнулась. Так было всегда, и, пожалуй, так будет. Пение уносило ее куда-то далеко, не давая возможности быстро вернуться в реальность. Когда ее просили описать, каково это, она долго не могла подобрать слова, а потом поняла. Это как плыть лежа в лодке по течению реки и смотреть на звездное небо. Тихо и спокойно, журчит вода, она несет вдаль, и это все обволакивает, затуманивает разум.

- Пусть боги, если у них будут на это силы, помогут тебе сохранить его, а главное подаруют достойных слушателей и ценителей.

- Боги... - Фыркнула девушка, -Как много внимания вы уделяете им. А они... никогда их не понимала и не принимала. Мы им чужие, как бы они не пытались доказать обратное. А может быть, чужая только я, не знаю. Но на них не стоит надеяться. Они переменчивы, как ветер. Скажи, что для тебя боги?

Она задумчиво стояла, опираясь на колонну и перебирая струны. По правде говоря, ее не слишком интересовал ответ, она была еще где-то там. Чувство окрыленности не оставляло ее, хоть это и смешно выглядит при описании ощущений крылатого существа. Она устало опустилась на пол, прикрывая глаза. Холодок пробегает по коже, а за ним бегут мурашки. Это так мило. А еще ты непостоянна, да, Шэн? Но, пожалуй, это не плохо. Ты такая, какая есть. И пусть будет так. Зачем усложнять жизнь.

- И что такое мастерство? Это просто тысячекратное повторение одного и того же. Всегда хочется чего-то лучшего, но оно достается не тебе. А почему? Потому что ты никто... и зовут тебя никак.

Ей на мгновение стало грустно. Да, так бывает, что лучшее достается тому, кто по праву рождения имеет больше тебя. Так было и так будет, родители заботятся о своих детях, а ей  приходится пробиваться в жизнь самой. Это ее выбор.

+1

20

-Чтобы стать мастером – не стоит надеется на многоразовое повторение. Так можно научить любое животное выполнять какую-либо работу, но мастерства это не добавит. Потому как нужно вкладывать в то, чем ты занимаешься часть своей сущности. Ты это делаешь, когда поешь или танцуешь, ты испытываешь от этого удовольствие. И это по тебе заметно, чтобы ты не говорила. А кроме того, у тебя неправильное представление о мире, раз ты так говоришь. А это очень опасно не знать мир, в котором ты живешь. Так и недолго дойти до разговоров о том, что боги вообще не нужны. Сейчас они пропали, многие паникуют. И толпа за такие разговоры просто разорвет тебя на куски, прямо на мостовой. Задумайся об этом. Это мой тебе совет, пусть ты и не желаешь слушать старших и более опытных. – жрец налил себе еще вина, взамен уже выпитого. – Что же касается меня… - он на секунду задумался. – Я могу тебе рассказать, если ты считаешь, что готова это услышать. Рассказать не проблема, сложно потом тебе это будет все принять или забыть. Ты готова это услышать?

+1

21

- ...А это очень опасно не знать мир, в котором ты живешь. Так и недолго дойти до разговоров о том, что боги вообще не нужны.

Эти слова занозой засели у нее в мозгу. Боги... боги, боги. Везде они. Да за что мне это наказание? Она от злости даже сжала маленькие кулачки.

- Вы все говорите боги, а что они для вас сделали? Вот лично для каждого? Да ничего... Знаешь, сорок лет срок не маленький, чтобы понять -  мы им не нужны. Не в том смысле, что вот совсем никак не нужны. Так, иногда позабавиться - пожалуй. Найти себе ежедневное занятие? Возможно. НО не больше. ОНИ нужны нам, а не мы им. Разницу чувствуешь? А я не такая. Мне не нужны те, кому я не нужна. Потому что это бесполезная трата себя. Когда-то я была готова идти и кричать "возьмите мое тепло, мою доброту!", а сейчас я устала. Почему-то все относятся к тебе сразу с негативом, а добро в свою сторону воспринимают наоборот, как нечто естественное. И получается, что все ждут добра, а сами давать его не хотят. Упорно. А что потом? Ты получаешь назад лишь тычки и издевки, а если не повезет - притворство, ложь и предательство. Они делают вид, что ты им нужна, но на самом деле - нет... ты никто для них, ты не живая, ты просто средство получения выгоды. Не больше и не меньше. И зачем тога жить?

Быть может, было бы лучше умереть на мостовой от рук толпы, чтобы не видеть всей этой гнили и надменности, сковавшей мир? Кто знает, я пока не готова.

- Я никогда не спрашиваю то, о чем не готова услышать. Не хочешь говорить - право твое, я тебя не заставлю, -она поднялась и заглянула незнакомцу в глаза, - и не хочу заставлять, просто знай, что я не люблю этот мир. И это, похоже, взаимно.

+1

22

Как только девушка закончила свое пылкое высказывание. Или еще не закончила. А жрец уже растворился в пространстве, оставив за собой шлейф тьмы. Он материализовался сразу за ее спиной, а его правая рука оказалась у нее на шее, сжимая горло танцовщицы в цепких пальцах с когтями.
-  Так может и не стоить жить в этом мире совсем? – не сказал а холодно прошипел Верховный. – Так слушай же. Сорок лет это чепуха, это капля в море бесконечной жизни. Мое имя Ваалах. Второго имени я не имею, потому что мой отец бог смерти и раздора. Я первое существо своей расы. Если ты грамотна.  То сама можешь посчитать, сколько мне столетий. И ты, певица, пытаешься рассказать мне о богах. Что? Ты говорила хоть раз с кем-либо из них? Знаешь зачем они в мире? Они есть наш мир, не будь у них желания, как ты выразилась играться с нами, нас просто не было бы. Не было бы ничего, что тебя окружает. Вот моя философия. Она прожила уже несколько тысячелетий. И тут являешься ты, пытаясь учить всех вокруг себя.
Пальцы разжались, и через два удара сердца Ваалах оказался на своем месте, где до этого и сидел, поднимая уже в руке, которая до этого сжимала шею седовласой, кубок с вином.
- Если тебе тяжело жилось в этом мире, подумай, что можно сделать, чтобы было лучше, а не плачь, не жалей себя. Иди вперед, а не стой на месте. И рано или поздно ты найдешь свой путь, с богами или без них. Только хулить их не стоит, поверь мне… - проговорил он уже спокойным голосом.

+1

23

Раз, два, три... считала про себя девушка. В общем-то, на три она и остановилась, вновь почувствовав свою шею свободной. Мило-мило... а мы оказывается зубы показывать умеем.

- Спасибо, - прошипела девушка. И благодарила она не за слова, а просто за то, что ее наконец отпустили. Она не любила чужих прикосновений. А с недавнего времени чужими ей были все. Она с безразличием посмотрела на него.

- Как мило... так мило, что аж тошно. У каждого есть свой путь, независимо от того хочет он этого или нет. Знаешь, мне в детстве приснился сон о том, как все должно было быть. О том, что все, что есть сейчас не то, что должно быть. Ее звали Вирин, она пряла нити жизни, а его Ваур, он ткал из них гобелен реальности. Быть может, это просто сон, а может явь или жизнь в другом мире. Кто знает, я не берусь судить. Но тот мир был лучше и я бы многое отдала, чтобы оказаться там. Да только нет дороги...

Шэн довольно расправила крылья, шевеля перьями. Она пыталась успокоиться, ведь первым ее желанием было как минимум плюнуть в лицо тени. Она чуть покачивалась из стороны в сторону, совсем незаметно, но достаточно для того, чтобы придти в себя. Он не виноват, что он такой. Никто не виноват. Наша жизнь - игра без правил, да?

- Что мне сказать, сочувствую. Такая долгая жизнь ни к чему хорошему не приводит, увы. А на свою я не жалуюсь, меня, если ты не заметил, все вполне устраивает. Нет дома - нет проблемы, ноль друзей и ноль врагов, денег нет и для долгов... так мило, да?

Она позволила себе засмеяться. Да, Ваалах казался ей слишком забавным для того, чтобы воспринимать его всерьез. А к своей жизни она никогда не относилась серьезно. И если она оборвется сейчас... то значит так и должно было быть.

0

24

- Мило, мило, мило... - спокойной пробормотал жрец. - Другие слова знаешь? Ты рассуждаешь о том, чего тебе просто не дано пока понять. А если нет друзей и врагов, то ты и не доживешь до того дня, когда поймешь силу богов и немощность смертных. Вы будто насекомые живете в своих маленьких телах, копошитесь в навозных кучах городов,радуясь крохами со столов всевластных и сильнейших. И даже все ваши лидеры - такие же насекомые, только одетые в шелка и золотой. Вечно лишь время. Даже боги, как ты знаешь могут уйти. То ли дело смерть и война. Они присущи всем нашим расам, они будут здесь всегда, во всем. - Глаза Верховного на мгновение, казалось, вспыхнули, стали абсолютно черными, глубокими до невозможности. - Именно поэтому мой отец силен, он все еще влияет на этот мир даже из заточения. Помни об этом всегда. Рано или поздно наступит твоя зима и очень печально умирать одному. Я видел это множество раз, знаю каково это, хоть сам я ни разу так и не был убит в сотнях своих сражений. И это я должен жалеть тебя, потому как настанет час, когда ты будешь не петь, а выть от безысходности и одиночества, но будет поздно, если ты ничего не изменишь...

+1

25

Она смотрела на него... с презрением. Шэн не просила советов, а значит они ей не нужны. Но все же слова Ваалаха запали ей в душу. Мда, вот так вот всегда, живешь себе, никого не трогаешь. А потом приходит Шаи-на и рушит все.

- Ну и что дальше? ДАЛЬШЕ что? Ну почитал ты мне мораль, я может и проникнусь на час, а может на два. А потом? В сущности ничего не изменится. Не чужие слова меняют нас, а мы сами. А мне не для кого меняться, а меня саму все устраивает. Это так просто - любить себя такой, какая ты есть, не правда ли? Любить других сложнее, намного. Хотя ты скорее всего уже забыл, как это - любить. И за это твою черту я бы отдала многое, поверь. Это так хорошо, жить не любя.

Она стояла задумчиво. Зима, зима... да что он заладил. Когда надо, тогда и придет. А выть... вряд ли он знает, каково это. Это не в их вкусе.

- Зачем ты пытаешься учить меня? Какой в этом смысл? Мы же для вас блошки, милые такие, забавные разряженные блошки. Не лучше ли пойти учить какую-нибудь маленькую тень - они же благодарны тебе будут. А я... я ж эгоистка такая нехорошая, тебя не слушаю. Зачем ты это делаешь?

0

26

- Это все от осознания того, что мне не интересно говорить со многими сородичами. Их ждет что-то похожее, что пережил уже я. Ничего нового от них я не узнаю, а мои слова будут восприниматься как завет, как не терпящие возражений слова. Так то, танцовщица. Каждый из них переживет тебя, это правда. Но будет ли мне интересны их лобызания моих подошв? Не уверен. А ты, ты забавна и пока не окончательно меня взбесила. Я даже готов подарить тебе то, чего ты так желаешь. Могу отправить тебя в царство моего отца, раз тебе так хочется покинуть бренный мир смертных. Это нормально, поверь. Так что, трапезничай, как в последний раз. Он может оказаться действительно последним. - Жрец взял с тарелки веточку зелени и, откинувшись на спинку стула, начал ее жевать, находясь в раздумьях. Глаза его уже стали абсолютно нормальными, а голос ровным и нейтральным. - Так что твой побег от своих коллег, это еще одно доказательство твоего взросления. Вот и продолжай в том же духе. И, быть может, все еще будет не так печально.

0

27

Шэн улыбнулась и попробовала откинуться на спинку стула, но тут же выпрямилась - крылья, будь они неладны! Если спать и лежать на спине она кое-как приучилась, то сидение на чем-то со спинкой было для нее пытке подобно.

- А кто сказал, что я так жажду на свидание к Орнификару? Он, может быть, и мил, но несколько не в моем вкусе, знаешь ли. Ну не люблю я богов, не люб лю.

Шэн снова доверчиво улыбнулась и взяла со стола яблоко. Сочное, красное, оно весело поблескивало в тусклом свете таверны. Тут же вспомнилась недавняя выходка Ваалаха с его зеленым собратом. Нет, а яблоко тебе чем не угодило, а? Ладно я та еще гадина, а фрукт-то при чем? Но вслух этот вопрос она решила не задавать. Взбесила, надо же... а он меня, значит, оставил абсолютно спокойной и в нормальном душевном состоянии! Да ну тебя к Орнификару!

- И с чего ты взял, вбил в свою теневую голову, что я хочу умереть? Напротив, мне очень даже нравится жить, смотреть на птичек, кушать яблочки, петь, танцевать... и выводить шаи-на из себя, -последнее высказывание про теней она пробормотала так тихо, что сама не была уверена, произнесла ли это вслух.

0

28

- Тем не менее, ты пыталась это сделать. И можешь не отрицать. Это видно даже без артефактов или магии. Но не будем о грустном. Раз ты отказываешься умирать сегодня. - Ваалах продемонстрировал свои когти. - То предлагаю тебе жизнь, новую, ты ее уже начала жить, пусть и сама еще этого не понимаешь. А теперь давай сменим декорации нашего театра жизни. Эти мне порядком приелись. - Не дожидаясь ответа, жрец встал со стула, перед этим извлек из складок одежды кошель с деньгами. На стол упали несколько кругляков драгоценного металла. Хозяин таверны сразу оживился, но подойти без разрешения не решился. Услышал, кто в гостях побывал. А сам Ваалах на него даже не взглянул, решив, что серебра хватит за скромный ужин. - Если появится желание продолжить наше общение, можешь следовать за мной. Ночлег и еду мы тебе найдем, потребуется что-то еще, сама скажешь. Если же предпочитаешь остаться здесь - дело твое...

0

29

Мда, и зачем ему понадобилось такое странное существо, как я? Хотя кое-что из его слов звучит весьма и весьма интересно. Про ночлег, например. Не думаю, что после такого застолья хозяин захочет сдать мне комнату. Не долго думая, Шэн подхватила вещи и отправилась вслед за Ваалахом. В голове как-то не осталось ни мыслей, ни желаний. Было просто скучно. Эй-эй-эй, подруга, прием. Ты что, у него его старческой хандрой заразилась? Нет? Так давай выше нос и в путь, плясать и петь. Шэн решила послушаться собственного совета, стала напевать себе под нос. А после к этому увлекательному занятию добавила еще и разглядывание мостовой под ногами. Ничего примечательного, надо сказать. Камни - они всегда камни, особенно когда отесанные. Вот был бы вечер и горели бы фонари, мостовая стала бы похожа на шоколад. Девушка облизнулась. Ну да, была у нее такая слабость - любовь к шоколаду. Все мы не идеальны.

Со стороны эта парочка, пожалуй, выглядела даже комично. Низенькая девушка, чуть семенящая и пристально смотрящая себе под ноги. И высокий мужчина, вышагивающий достаточно бодрым шагом. Добавим еще, что они резко контрастировали по цвету одежды и получим сочетание несочетаемого. Ну и ладно, чего в мире не бывает-то?

Возле одной из стен Шэн нашла цветочек. Маленький, дохленький, такой долго не протянет. Не долго думая, она его сорвала и положила за ухо. В этом не было никакой особой цели. Просто захотелось. Но от находки настроение ее улучшилось.

- Шэн, -тихо, но четко произнесла она.

0

30

- Что? - ровным голосом спросил жрец, не сбавляя темпа ходьбы. Он даже на мгновение забыл о том, что идет не один. Вернее, он не сразу заметил, так как не особо рассчитывал, что девушка пойдет за ним вслед. Как-то сложилось, что все, или почти все, его подарки сегодня просто игнорировались, отклонялись, были непоняты. В общем, полная неразбериха и кутерьма. Что не могло не тронуть, в принципе, непоколебимого, в основном, жреца божества смерти.
Ваалах обернулся, осмотрел еще раз седовласую и заметил цветок в ее волосах.
- Странно, не правда ли? Такое красивое, но такое недолговечное. Вообще, все что красиво, не может долго жить. Я даже иногда провожу параллель со своей жизнью. Если я так долго прожил, то, видимо, я настоящий урод. - он засмеялся скрипучим каким-то смехом. - Я так понимаю, что ты удосужилась назвать первую часть своего имени? А вторая? Или не желаешь? Что же, пусть будет так, если тебе так больше нравится.

0


Вы здесь » World of Vartais » Иххтер » Улицы города


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC